Весь этот прием был не просто прихотью Розье, он был нужен для того, чтобы отвлечь внимание общественности, заставить всех поверить в то, что столь щедрые люди просто не могут быть причастны к грядущему. Обеспечив себе нужное алиби, можно делать все, что заблагорассудится. Малфой давно знает об этом и по большей части сегодняшний вечер был его идеей. Читать дальше
september, 1976
10.10 - Нам уже месяц! Свеженькие новости только для вас, узнайте, что у нас интересного!
24.09 - Успей прочитать новости, узнать кто попал в активисты, написал лучший пост, открыл лучший эпизод и порадуйся, что нам уже две недели!
10.09 - Долгожданное открытие! Добро пожаловать на наш теплый и уютный форум посвященный книгам тетушки Ро! Берите свои волшебные палочки, запасайтесь сливочным пивом и отправляйтесь на великие приключения, которые ждут вас!
Волшебник, мы приветствуем тебя в мире магии и волшебства и надеемся, что ты погрузишься в атмосферу и найдешь здесь свой дом. Нам важно, чтобы ты чувствовал здесь себя комфортно, чувствовал, как магия окутывает тебя, согревает, несет по своим волнам и дарит вдохновение.

Marauders: Time destroys everything

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Time destroys everything » Quick-Quotes Quill » Nine in the Afternoon


Nine in the Afternoon

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

NINE IN THE AFTERNOON
«And you know that you feel it too
'Cause it's nine in the afternoon»

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

http://s3.uploads.ru/ofQuP.gif http://s5.uploads.ru/ZEpqF.gif
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

• УЧАСТНИКИ:
James Potter, Lily Evans

• ДАТА И МЕСТО:
09.09.1976
Хогвартс, класс зельеварения

Иногда всё идёт совсем не так, как того хочется. Хотела ли Лили Эванс остаться после уроков наедине с мистером Поттером? Ответ вполне очевиден. Однако Джеймсу, кажется, столь неоднозначная ситуация показалась более, чем просто любопытной. Так, чему же юная Гриффиндорка сумеет научить непоседливого однокурсника и сумеет ли вообще за один короткий вечер? Или же..?

+2

2

Оранжевый солнечный диск медленно скатывается к линии горизонта, прячется за высокими стенами замка, чьи башенные шпили тянутся к небесам, да цепляются за пушистые облака, заглядывает в окна, словно прощаясь до утра, желая спокойного вечера. Один из золотых лучей, ласково скользнув по бледной щеке, да медной макушке, не обделил своим вниманием и класс зельеварения, где девушка, склонившись над книгой, старательно делает вид, что не замечает посторонних звуков, издаваемых ещё одним человеком, находящимся в классе, чьё присутствие напрягает изрядно, от чего на лбу Лили даже морщинка пролегла.
Шелест бумаги, звон случайно задетых рукавом чёрной мантии склянок. Эванс лишь демонстративно морщит носик, уверена, что надоедливый Поттер заметит, уж слишком пристально глядит на неё, чем, опять же, вызывает лишь напряжение, но взгляда изумрудных глаз девушка не поднимает.
Звук становится громче, настойчивей. Джеймсу, очевидно, не сидится на месте, не привык проводить свободное время за учебниками, особенно, если в этот самый вечер где-то там, на, определённо, обожаемом им поле проходит тренировка команды по квиддичу.
Снова лязг стекла и, одна из колбочек таки отправляется на пол, разумеется, абсолютно случайно. Лили вздрагивает, замирает, переводит взгляд на битое стекло. Благо, пустая.
- Так, ладно. - Нервы сдают, Эванс раздражённо и громко с характерным хлопком закрывает учебник, а рыжие локоны, рассыпавшиеся по её плечам, забавно подпрыгивают, будто маленькие пружинки.
- Профессор Слизнорт попросил меня подтянуть твои знания. Будем учиться... - Выносит вердикт, наконец, заговорив с однокурсником, но зелёные глаза рыжей ведьмы по-прежнему выражают крайнюю степень недовольства, мол "и сам не учится и другим не даёт".
- И ты тоже. - На всякий случай уточняет и глядит сурово из-под чуть опущенных ресниц.
- Но сначала мы уберём последствия этой маленькой катастрофы. - Эванс тих хмыкает собственным мыслям, отмечая про себя, что главная катастрофа здесь - сам Поттер и отнюдь не маленькая - масштабная. Для всего Хогвартса и для класса зельеварения в частности.
Обречённо вздохнув, Лили сжимает в ладонях палочку и чуть приподнимается с насиженного места.
- Репаро, - лёгкий взмах палочкой, с которой тут же срываются чаы, окутывающие осколки и предающие им прежний целостный вид.
Эванс даже улыбается своей маленькой победе, но улыбка в мгновение ока тает, когда девушка возвращает колбу обратно на деревянную столешницу.
- Итак, быть может, будут пожелания? В смысле... Возможно, ты хотел бы изучить что-нибудь сам? - Эванс пытается, видит Бог,пытается же. Выходит путанно и, откровенно говоря, плохо, но никто уж точно не обвинит её в том, что она не пыталась.
- Ох, Мерлин... Я не знаю, зачем вообще спрашиваю? Уверена, тебя не воодушевляет перспектива сидеть после уроков здесь и пытаться учиться. - Лили делает акцент на предпоследнем слове и вздыхает, замолкая всего на секунду-другую.
- Поверь, мы в одинаковом положении. Почти... Так что просто открой учебник и попробуем то, что делали сегодня на уроке. - Юная чародейка прячет палочку, что всё это время сжимала в руках, сама того не замечая, и несколько деловито упирается ладонями в стол. Возможно, стоит попробовать ещё раз. Хотя бы просто попробовать, отбросив мысли о том, что это Поттер... Несносный и абсолютно отвратительный ей Поттер, с которым она отчего-то разговаривает. Которому она зачем-то пытается помочь, оправдывая саму себя перед собой же тем, что то было наказом уважаемого профессора Слизнорта.
Девушка снова утыкается в книгу, но на сей раз изредка поглядывает на Джеймса, пытаясь понять, с чего же ей следует начать, а Поттер тем временем всё смотрит и ей кажется, что в его вечно чуть растрёпаной голове уже родилась очередная очень плохая идея. А ещё... Ещё ей кажется, что этот вечер будет невероятно длинным. Вечер, который этим двоим стоило бы провести порознь - ему на поле с метлой, да товарищами, а ей здесь в тишине и гордом одиночестве. Лили хотела было фыркнуть, но сдержалась, вспоминая о причине, по которой одиночество стало ей столь мило. Винила ли она в том Джеймса? Сказать сложно. Она винила его во многом, но... Трясёт головой, локоны снова забавно пружинят. Мысленно снова возвращается в класс зельеварения и учебник, буквы в котором сегодня крайне тяжело складываются в связный текст.

+3

3

Темнело. Джеймс видел, как солнце опускалось всё ниже и ниже, постепенно вгоняя всё во тьму. Однако, на тренировочном поле видны некие солнечные блики, которые освещали игровую площадку где сейчас во всю тренировалась команда Гриффиндора. Как же ему хотелось оказаться там, на поле. Сесть на метлу и ловить золотой снитч или попутно гонять квоффл в кольца, забивая очередные голы. Джеймс любил квиддич. Впрочем, назовите хоть одного волшебника, кто относился к данному спорту равнодушно. Юноша предпочитал больше тренироваться для игры, принебрегая учебе, и, вероятно, по этой причине его решили наказать, оставив после уроков. На самом деле Поттер младший частенько засиживался после занятий наказанным за мелкие проделки, потому ему не привыкать, особенно, если рядом был Сириус. Но сейчас иначе. Сейчас рядом с ним сидела Лили, от чего Джеймсу было не по себе все это время.
Нервно стуча пальцами по парте, Джеймс то и дело бросал свой взгляд в окно, а иногда на девчонку сидевшую рядом. Её рыжие волосы блестели на солнечном луче, пока тот постепенно не скрылся из виду. Сама Эванс сидела уткнувшись в книгу, а вот Джеймс даже не притронулся к своему учебнику. Между ними всего пару сантиметров. Между ними слишком короткое расстояние из-за чего юноша нервничал ещё сильнее, чем обычно. Пожалуй, он не раз представлял в своих мечтах, как та окажется рядом с ним и упадёт в его объятия, но ни в одной его фантазии они не оставались после уроков. Что теперь будет? Они и впрямь начнут заниматься? Джеймс поправляет слетевшие очки, перед этим протерев их о края мантии. Они слишком вспотели, что неудивительно. Ему сейчас было тяжело находиться в кабинете зельеварения. Профессор допустил ошибку, кода оставил их одних в запертом кабинете, наивно пологая, что Поттер серьезно возметься за учебу, отнюдь. Сохатому сейчас совсем не до зелий и причина его нервозности сидела практически рядом. Но, как бы сильно ему не хотелось нарушить школьные правила, он знал, что от некоторых привычных выходок придётся в этот вечер отказаться. Всё же, чем скорее Джеймс начнёт подтягиваться в зельеварения, тем быстрее побежит тренироваться на поле, ведь впереди предстоял важнейший матч против факультета Слизерин и волшебник не намерен был им проиграть. Наконец, разрушив томившую тишину, Лили начала говорить первой и её тон немного спугнул юношу. Впрочем, неудивительно. Джеймс ещё до наказания успел сильно докучать девушке, а она была всё так же раздражительна, стоит только ему появиться в ее поле зрения. Подобное Поттера не пугало, наоборот, придавало больше сил и желания завоевал внимания старосты Гриффиндора. Пускай для этого и придётся проторчать с нею в кабинете зельеварения он все равно своего добьётся.
— Учиииться. — Лениво протягивает за ней Джеймс явно рассчитывая на что-то другое. На секунду ему захотелось воспользоваться алохоморой и убежать на тренировку, но Сохатый вовремя подавил спонтанное желание. Если рядом все время будет она, то всё не так плохо. — А я думал ты просто хотела поближе со мной познакомиться. Впрочем, мы это ещё успеем.
После её слов Джеймс перестал нервничать. Вместо этого он удобно устраивает ноги на парте и облокотился на спинку стула. Юноша прекрасно знал, что своей выходкой лишь сильнее разозлит Лили на что, собственно, рассчитывал. Девушка говорила слишком быстро, и похоже, не сильно была рада подобной компании в отличие от Поттера. Тот наоборот не против провести вечер вместе со старостой, однако игроки на поле тренировки сильно отвлекали его, когда те переодически мелькали через окно. Перестав следить за игрой, Сохатый устремил свой взгляд в сторону девушки. Лили убирала остатки колбы, которая якобы разбилась случайно, не нет. Гриффиндррец успел незаметно двинуть её волшебной палочкой, чтобы та разбилась, иначе Лили продолжила бы молчать. Тяжело вздохнув, Поттер с неохотой возвращает своё положение, убрав ноги со стола. Открывает учебник зельеварения и делает вид, что интенсивно ищет нужную страницу.
— Можешь не распинаться в чтении морали, я выполнил твою просьбу. Но в одном ты права — я бы предпочёл находиться где-нибудь в другом месте.
Открыв страницу сорок семь, Джеймс нахмурился. Пожалуй, дополнительное занятие правда не помешают.
— Ладно. А что было сегодня на уроке?

+3

4

Уголки губ подрагивают всего мгновение. Лили не уверена, что Поттер вообще мог бы заметить это и, признаться честно, надеется, что не заметит. Причиной внутреннему ликованию, почти отразившемуся на лице гриффиндорки становится её маленькая победа. То, что абсолютно неуправляемый Джеймс вообще послушает её уже многого стоит для Эванс, как для старосты, чей авторитет Поттер и компания частенько ставили под вопрос.  Однако Лили вскоре вновь пренебрежительно фыркает, когда юноша отшучивается совсем в своей манере.
- Не дождёшься, Поттер. Не в этой жизни. - Можно подумать, остаться здесь было её идеей. Честное слово, волшебница отлично провела бы этот вечер и без раздражающией время от времени компании. Гриффиндорка закипает без видимой на то причины, просто размышляя о том, что могла бы провести этот вечер в тишине и спокойствии, а вместо этого... Лили вдруг поднимает глаза, отрывает взгляд от букв в книге, по которым уже давно лишь без особого смысла скользит глазами, не пытаясь уловить сути и... Успокаивается? Он ведь пытается. Правда пытается. Уж если бы то было блефом, Эванс наверняка подметила бы. Так, почему бы не попытаться и ей. Снова.
- Так, чем же вы занимались на уроке, мистер Поттер, раз не помните даже того, чему он был посвящён? - Назидательным тоном присущим профессорам пытается выведать Эванс манерно сощурившись, дабы быть более убедительной. А после, спустя всего мгновение улыбается почти искренне, пытается доказать, что и она особа отнюдь не такая омерзительно скучная, какой может показаться с первого взгляда.
- Ладно, давай выясним, что вообще ты помнишь из курса зельеварения? - Лили внимательно глядит на капитана команды Гриффиндора, что мысленно, кажется, находится где-то на поле для Квиддича, где тренировка, к слову, подходит к концу, так как солнце уже почти скрывается за горизонтом. “Абсолютно неуправляемый Джеймс” таки перестаёт слушать занудную старосту, что взывает к гласу разума в его голове, занятой, очевидно, совсем другим и Лили это не то, чтобы нравится.
- Поттер? Ты меня слушаешь? - Выдерживает короткую паузу, но не получая ответа лишь больше раздражается.
- Джеймс?! - Пожалуй, впервые за сегодняшний вечер, если не за всю жизнь Эванс решается позвать его по имени. Сложно сказать, что мешало делать так до этого момента, но даже сейчас, произнеся его имя, Лили чувствует лёгкую неловкость. Настолько лёгкую, что запросто скрывает её за всё тем же неизменным раздражением.
- А ведь сперва мне даже показалось, что ты немного заинтересован. - Вздыхает негромко, но достаточно тяжело.
- Напиток живой смерти? Амортенция? Может, что-то из прошлых лет... Животворящий эликсир? - Медленно, чтобы собеседник успел отреагировать, если услышит что-то знакомое, перечисляет рыжеволосая волшебница, задумчиво глядя в оглавление учебника по зельеварению, а после уже и сама отвлекается, задумавшись о том, как готовилась к урокам прежде. С человеком, что был действительно заинтересован в данном процессе точно также, как и она. Впрочем, в компании бывшего друга Лили не могла блеснуть знаниями, как ни крути, Сев был и остаётся куда талантливей юной Эванс и от того именно сейчас, когда все связи со слизеринцем разорваны становится вдвойне обидно. Обидно от того, что человек одним нелепым словом перечеркнувший, уничтоживший их, казалось бы, нерушимую дружбу, человек предавший её по-прежнему остаётся для неё примером для подражания, во всяком случае, в успеваемости.
Лили чуть морщится от неприятных мыслей, доставляющих нестерпимый дискомфорт и отбрасывает их прочь, возвращаясь в реальность, ловя на себе взгляд внимательных глаз Поттера, что, как и она всего парой мгновений ранее глядит на неё, выпавшую из реальности, кажется, ожидая реакции на что-то, что девушка пропустила уйдя в собственные размышления слишком глубоко. Можно даже сказать, настолько глубоко, что в них же едва ли не захлебнулась.
- Чёрт. Прости. Ну... Мы квиты. А теперь продолжим. Или же... - Несколько нерешительно Эванс опускает взгляд, вновь устремляя его на строки раскрытого учебника, но букв не видит и уж тем более не складывает в слова, безучастно глядя куда-то сквозь замысловатый текст.
- Джеймс... Могу я спросить у тебя кое-что? - Задаёт первый вопрос но не дожидаясь ответа продолжает.
- Ты всё время крутишься вокруг меня... Бросаешь все эти... Фразочки, словно, я что-то значу. - Ей неловко. Максимально неловко, от чего тонкие девичьи пальцы несколько нервно перебирают ткань юбки. Не успев договорить, Эванс уже несколько раз пожалела о том, что вообще начала, но отступать староста Гриффиндора не привыкла.
- Не подумай, я не упрекаю... Пока что. Просто, мне хотелось бы знать - зачем? Ты ведь даже не знаешь меня. - Почему именно сейчас? Почему столь честно и откровенно? И почему, чёрт побери, именно с Поттером? С заносчивым отвратительным Поттером... На эти вопросы, как и на многие другие, что судорожно вертятся в голове, Лили не может подобрать стоящего ответа, но отчего-то решает, что, вероятно, так нужно. Коль уж им предоставилась возможность, пусть и навязанная профессором зельеварения, провести какое-то время вместе, подальше от дружков Поттера, перед которыми тот столько выделывается, Лили решает, что всё же стоит прояснить его поведение, что всякий раз выводит из себя. Высказать, к тому же, что столь глупые шутки её жутко задевают, но об этом позже. Пока Гриффиндорга лишь ждёт, что в итоге ответит Джеймс на вопрос, честно слово, обескураживший и её саму, его же и озвучившую.

+2


Вы здесь » Marauders: Time destroys everything » Quick-Quotes Quill » Nine in the Afternoon